EW (elina_w) wrote,
EW
elina_w

редактура детства - 6

[1] [2] [3] [4] [5]


Случилось так, что году, примерно, в 20-м прабабушка, взяв свою единственную дочь, отправилась из Варшавы на Украину. Смысл этого шага мне не ясен. Отношения со старшими братьями, оттяпавшими в свое время наследство, были более, чем прохладными, так что вряд ли речь шла о желании навестить родственников.

Красной нитью через всю семейную историю проходит практически полное отсутствие родственников. У меня три двоюродные сестры, семеро троюродных братьев и сестер (только что пересчитала по пальцам) и одна полусестра. Все. А нитям и материям, меж тем, самое время покраснеть, и никакая из них не будет выделяться среди других.

Речь, скорее всего, шла о том самом наследстве, ибо, видимо, с переменой власти, прабабушка рассчитывала что-то вернуть. Это желание, если оно было, выглядит не таким наивным, как кажется на первый взгляд. Экспроприциация происходила вовсе не мгновенно; что такое пьяная матросня тому, кто ее не видел, представить было трудно; а рассказам беженцев, как и любым другим рассказам, можно доверять только с очень большой осторожностью. К тому же, граница, по меньшей мере, в эту сторону была еще вполне проницаема. Вряд ли прабабушка собиралась оставаться надолго.

В красной России кое-кому какое-то время удавалось сохранять состояние. Почти наверняка для этого требовалось сотрудничество с сов. властью, и степень этого сотрудничества была вовсе не очевидна. Что и говорить, все выглядело не совсем так, как воображается ныне.

Как бы то ни было, в число советских помещиц прабабушке попасть не удалось. Удрать назад в Варшаву тоже не удалось. Более того, и она, и дочь, как обломки недобитых эксплуататорских классов, оказались лишенными в правах и были посланы на принудительные физические работы. Работы состояли в рытье траншей. Это еще не был лагерь, но свободы уже не было тоже. Так продолжалось пару лет.

Марии Казимировне (1875 г.р.) было уже хорошо за 40, а ее дочь была юной девушкой удивительной красоты. Фотографий, по понятным причинам, практически не сохранилось. Те, что сохранились, казалось бы, дают относительное представление, а очевидцы утверждали, что вовсе нет.

Даже недоброжелатели первым бабушкиным свойством называли красоту. Вторым свойством недоброжелатели называли непомерное чванство, а доброжелатели - опять красоту.

Это была не просто красота, а идеальная красота, скульптурная красота, совершеннейшая пропорциональность. Это был не просто Божий дар, и не просто порода - то и другое одновременно. Такая красота не подвластна невзгодам. По-настоящему красивый человек красив не только в счастье, но и в горе, усталости, болезни, унижении.

Из лагеря бабушка вернулась с двумя косами, толщиной в руку, правда уже густо тронутыми сединой. Мне случилось бывать в той деревне, куда вернулась бабушка, и где прошло мамино детство. Мне было лет 8. Мама и дядя решили побывать на чем-то, что у них было вместо родины. Деревня Терновка Уманского района. Тогда в ней не было асфальта. Может, и сейчас нет. Незадолго до того, как дядин "Запорожец" пришвартовался у брегов ея, прошел дождь. После дождя по украинской деревне черноземной полосы пройти невозможно. Взрослые кое-как ходят в высоких сапогах. Детей особенно на улицу не выпускают. Мама сразу повстречала однорукого директора школы, который был директором и в ее времена, и его жену, учительницу. Маму все узнали. И сразу вспомнили бабушку - а, это такая высокая и красивая. Все говорили одно и то же: такая высокая и красивая. По болоту кое-как подходили новые люди, здоровались, узнавали, "высокая и красивая" звучало опять и опять.

Мне показали пруд, возле которого бабушка пыталась покончить с собой. Впрочем, рано пока об этом рассказывать. Дальше я никуда пройти не смогла. Меня оставили в машине, а маме одолжили сапоги, и она подошла к одной хате, к другой... Собственно, об этом тоже не время.

Вернемся к теме красоты. Нет, с хронологией все-таки ничего не выйдет. Красота - это еще и здоровье, ибо все превосходно подогнано не только снаружи, но и внутри. Такие люди умирают от самых тяжелых болезней в самых страшных мучениях.

Красота - это идеальные зубы, без единой дырки, без единой пломбы, без всяких неправильностей прикуса. Красота - это идеально-здоровая кожа. Красота - это позднее и благообразное старение, несмотря на.

Есть одно исключение. Физическая работа не портит лицо и даже фигуру, но руки все-таки портит довольно сильно. Поэтому когда появился молодой человек - ровесник, но уже начальник - бабушка долго раздумывать не стала и сделала решительный шаг, к тому, чтобы избавить от траншей и себя, и мать, а также к тому, чтобы стать впоследствии моей бабушкой. Как жена начальника она автоматически восстанавливалась в правах и могла отправиться учиться. О высшем заведении речь не шла - права восстанавливались, но не до такой степени, а педучилище вполне можно было окончить, что и было проделано.

Потом бабушка рассказывала, что после классической гимназии в педучилище было делать совершенно нечего, но как бы то ни было, бумажка была получена.

Нужно ли было все это делать? Кто знает. Нужно ли ей было так выходить замуж? Была ли любовь? Дед был персоной в своем роде выдающейся, и я верю, что в него можно было влюбиться. Когда в глазах нет сомнения - это всегда красит человека. Улыбчивость и отсутствия сомнения во взгляде - не это ли зовется харизмой? .

Был ли это брак по расчету? Я бы тоже пустилась в такие расчеты, чтобы спасти мать от траншей. Я полагаю, присутствовало чувство, отдаленно смахивающее на справедливость. Детство и юность были бедными, зато в молодости имелось все лучшее, чем могли наделить страна и эпоха. Но самым важным, полагаю, было соображение презрительно-матриархального свойства - мужчина он и есть мужчина. Тот ли, другой ли...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments